Перейти к содержимому


Фотография

Записки солдата Новороссии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 49

#41 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 13:25

Август 2015 года. На передовой.

Заметил я тут одну любопытную вещь. Те, кто очень любит телевизор, кто любит громко орущую бездарно-безмозглую пошлятину - те часто оказываются с гнильцой. Сразу заметить эту гниль в человеке невозможно, но со временем она выявляется. У одного была склонность грозить оружием своим, и он в конце концов застрелил однополчанина. Другой оказался "тёмной лошадкой", явно связанной с преступным миром. Третий оказался наркоманом. Дурным знаком служит так же увлечение примитивной, дебилизирующей продукцией современного агитпропа. Конечно, это закономерность не строго обязательна и не всегда она проявляется совершенно чётко, но какая-то взаимозависимость здесь явно существует. Полагаю, что она связана с духовным расположением, косвенно проявляющеемся и в перечисленных признаках.

Теперь немного о себе: стою на передовой, но отдыхаю в шикарном особняке, в отдельной комнате, о которой уже упоминал ранее. Правда, особнячок простреливается пульками из крупнокалиберного пулемёта...

Отведённая мне комната. На зеркальной стенке шкафа-купе видны пулевые пробоины
10477803_m.jpg

При взгляде на роскошное убранство моей комнаты вспоминается фильм о затонувшем "Титанике", где с наибольшей точностью было воспроизведено шикарное убранство помещений этого плавучего дворца. Но затем в них хлынули тёмные океанские воды, и теперь всё это великолепие покоится на морском дне, на глубине 4,5 километров. Вот так смерть неждано-негадано может придти в самые роскошные палаты и дворцы! Что уж говорить о передовой, где перестрелки гремят каждые сутки...

Сознаюсь честно, не для тщеславия и не для красного словца: эти письма мне приходится теперь писать и отправлять с риском для жизни.
Вот вчера, к примеру, сидим мы в окопе. Вроде бы всё кругом тихо, соратник ведёт наблюдение, моя очередь отдыха, поэтому я устроился чуть в сторонке и взялся писать это письмо. Вдруг в воздухе раздаётся свистяще-шелестящий звук, напоминающий шелест крыльев большой птицы, но по своему звучанию более резкий и напористый. Соратник крикнул:
- Ложись!
Я упал на дно окопа и через пару секунд раздался взрыв. Это была бандеровская мина, выпущенная из миномёта по нашей позиции, она разорвалась за бугром метрах в ста пятидесяти 150 от нашего окопа. В небо поднялся столб дыма и пыли. Не успела она улечься, как я хвать за планшет и давай дальше стучать по клавиатуре, но следующая мина легла уже метрах в 70 от нас. На этот раз земля в окопе содрогнулась от взрыва. Некоторое время спустя я опять потянулся к планшету, и в этот раз мина разорвалась на косогоре метрах в 100 от нашего укрытия на склоне, обращённом в нашу сторону. Не крикни соратник "ложись!" и не упади мы сразу на дно окопа, нас вполне могло бы посечь осколками. Один из них лежит на фото справа от записной книжки. Его края настолько остры, что ими можно едва ли не бриться:
10477894_m.jpg

А на веранде моего шикарного особняка, куда я выхожу на досуге, нередко поют летящие мимо пули...
10477918_m.jpg

После миномётного обстрела я решил послушать с соратниками несколько песен моих хороших друзей-патриотов, воспевающих героизм и мужество воинов. Как хорошо поддержали меня в окопе ваши песни, мои дорогие Саша Харчиков и Оля Дубова! Окидываешь взглядом бескрайние степные просторы Дикого поля, при этом зная, что вооон в том перелеске притаились нацисты-бандеровцы с пулемётом, а из-за вооон того бугра в любой момент может вылететь их мина. Конечно, на душе неспокойно, здесь невольно испытываешь напряжение, хотя нет ни страха, ни паники. И вот звучит "Смерти нет, ребята",
или "Чёрное море - русское море",
[url="http://mp3.cc/m/3262...i_A.Harchikova/

или "Тихой, тревожной ранью сели мы в сёдла, душой помолясь", или 'Сибиряки под Москвой", или.... и напряжение уходит, и приходит спокойная уверенность в правоте делаемого тобой дела, и за спиной словно вырастают крылья, а опасность юркает куда-то в щели меж камней, словно испуганная мышь. Какой тут алкоголь, какой табак!? Песня, и только песня поддерживает тебя, даёт тебе твёрдую почву под ногами, одухотворяет и укрепляет. При этом ты не теряешь головы, ты трезво оцениваешь обстановку и не совершаешь безрассудных поступков. Одно плохо: звук песни мешает слушать звук подлетающих мин, поэтому через некоторое время концерт Харчикова пришлось всё-таки свернуть.

Ну а в остальном пока без перемен. Ежедневные и еженощные перестрелки с бандеровцами, дальше них дело пока не идёт. Все мы полны боевого духа, все хотим идти в наступление. Я осваиваю гранатомёты, изучаю премудрости этого дела. Меня очень занимает вопрос о применеии нами гранатомёта у телецентра Останкино 3 октября 1993 года. Раньше я не имел представления о гранатомётах, поэтому не мог ничего сказать в ответ на эти обвинения, теперь же начинаю понемногу прозревать и кое-что подозревать.

Недавно к нам на позицию пришёл командир нашей миномётной батареи вместе со своими разведчиками. Они показали и рассказали очень много интересного. Вон там у противника блиндаж, вон там - два блиндажа. Тут у них спрятана боевая машина пехоты, здесь стоит крупнокалиберный пулемёт, а вон там укрыт их танк. Здесь может сидеть снайпер, а вот сюда заходят их разведгруппы. Смена в блиндажах у них происходит утром во столько-то, а вечером - во столько-то. В тот блиндаж идут двое, в этот - трое. Вооружены они тем-то и тем-то, их место отдыха находится там-то, от него они идут тем-то путём. Здесь, простите, у них импровизированный сортир, а вон там стоит цистерна с водой. Здесь они стираются, а вон там ихняя кухня. В этом блиндаже сидит двое, а в том - трое бандеровцев. С этой стороны подходы минированы, а с той - свободны....
- Так может быть, подобраться к ним тихонько, и... - не выдерживаю я. Но... без приказа нельзя! А ведь руки прямо чешутся от стремления нанести врагу удар. Чешутся не только у меня, но и у всех остальных наших бойцов. Но армия есть армия, а приказ есть приказ, поэтому всё, что можно сделать - это ответить на их миномётный огонь нашим миномётным огнём.
Раньше враг чувстовал себя свободно и вёл себя нагло, открыто прогуливаясь и разъезжая на своей технике. Однако наши миномётчики в один прекрасный день нанесли им такой удар, что те потом замучались вывозить трупы и раненых. С тех пор бандера зарылась в землю, попрятала технику и передвигается лишь по ходам сообщений, либо глухой ночью. В общем, собацi втикли...
  • 8

#42 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 16:01


- Зайди в штаб, тебя вызывают - как-то вечером окликнул меня Толик, один из наших бойцов.
Раз вызывают в штаб, значит есть что-то существенное. Захожу, сидят командир роты со старшиной.
- Ты, - медик? - спрашивпет меня командир.
- Так точно!
- Где работал? Кем? Когда? Первую помощь оказать можешь?
После выяснения необходимых подробностей командир распорядился старшине:
- Пиши его фельдшером.
Ммммм..... сказать честно, не хотелось мне расставаться с должностью гранатомётчика, ведь я ехал сюда воевать и мыслил себя в первую очередь бойцом. Но будучи на четвёртом месяце службы в армии ДНР, я уже хорошо знал, что белый халат мне не грозит. На передовой, тем более в боевых условиях, нет места формальностям вроде штатного расписания, здесь невозможно делить обязанностм на "моё" и "не моё". Тут каждый делает то, что необходимо именно сейчас: надо стоять на позиции - стоишь, надо простреливать подозрительные заросли - стреляешь, появилась техника противника, или в степи заметил какое-то шевеление - бей из гранатомёта!
Поэтому я не стал спорить и возражать: фельдшер, так фельдшер, всё равно я такой же боец как и все. И кто бы мог знать, что буквально через несколько часов эта должность штатного расписания окажется востребованной на все сто!

...Прекрасный вечер закончился жестокой перестрелкой с киевскими ворами, затянувшейся до глубокой ночи. Огонь был настолько плотным, что выходить из дома было очень опасно, и тут наш ротный среди ночи сломал руку, споткнувшись обо что-то в темноте нашего шикарного особняка. Темнота же была из-за невозможности светить фонариками даже внутри дома, в котором располагался штаб нашей роты. Любой свет, любой, даже на краткое мгновение мелькнувший в ночной тьме огонёк, мог выдать нас противнику.
Невдалеке раздавались длинные пулемётные очереди, им вторили автоматы, сухой треск которых перекрывали гулкие разрывы воспламенительно-осколочных гранат (ВОГов), выпускаемых короткими очередями из автоматических гранатомётов. Пули так и свистели за окнами, некоторые из них цокали в стоящие перед домом деревья, другие же на лету сбивали ветки. Мне сразу вспомнились слова одной из песен Александра Харчикова: "...пуля ветку схлестнёт"....

Тут зазвонил телефон полевой связи, наш ротный бросился к нему, но споткнувшись обо что-то, с тяжёлым грохотом упал на пол. Раздался глухой стон с зубовным скрежетом. Мы поняли, что с ротным случилось что-то серьёзное. С большим трудом перебравшись в относительно безопасное место, мы включили фонарики. Ротный сломал руку, перелом оказался очень серьёзным: кости предплечья прорвали кожу, с руки текла кровь. Пришлось искать доску для шины, что оказалось нетрудным благодаря множеству всевозможных беседок, летних домиков и прочих приусадебных строений. В одном из них я быстро нашёл подходящую лёгкую и тонкую досочку. Оторвать её от стенки не составило никакого труда, так как стенка уже была прошита осколками и пулями, потеряв от этого свою прочность. Отпилив часть досочки ножовкой, я получил из неё вполне подходящую шину, позволявшую надёжно обездвижить сломанную руку. Теперь скорее назад, к пострадавшему! Вбегаю в дом, легко преодолевая ступеньки и терраски. Какая удивительная лёгкость тела обнаруживается на шестом десятке лет, когда над головой поют пули и грозят осколки ВОГов, готовых прилететь и разорваться над тобой в любое мгновение...

Командир с искажённым болью лицом уже ждёт меня. Так.... сначала надо обработать рану открытого перелома..... приступаю к обработке, но ротный орёт:
- Да брось ты эту царапину. Ну её нахрен! Слышь, чего говорю? Не трожь!
С командиром не поспоришь. Ограничившись самой необходимой обработкой, начинаю накладывать шину, и тут оказывается, что шина получилась где-то на вершок длинее нужного. Оставлять её с таким торчащим наружу концом нельзя никак, ведь стоит потом случайно задеть об него чем-нибудь, и в лучшем случае возникнет адская боль, а то может случиться и что-то посерьёзнее. Ножовка осталась снаружи дома... делать нечего, - хватаю шину и опять бегу наружу, в непроглядную тьму...
Ну, теперь всё в порядке, лишняя часть отпилена. Хотя командира мучала сильнейшая боль, он поначалу отказался от обезбаливающего укола, но после наложения шины его всё-таки удалось уговорить. Кто ломал себе кости, тот знает, что при переломе малейшее движение и даже прикосновение к повреждённой конечности вызывает нестерпимую боль, поэтому всё необходимое приходилось делать чрезвыйчайно осторожно. Делать... делать при свете небольшого фонарика, в совершенной темноте.
Первая помощь оказана, дальше пострадавшего надо доставить в госпиталь. Но как сделать это ночью, под обстрелом противника? К тому же топлива для нашего армейского "Урала" у нас остро не хватает, а на утро уже была задумана поездка в сторону госпиталя. Невзирая на всю серьёзность случившегося, командир решил дождаться утра, чтобы совместить свою нужду с нуждами роты и исполнить их одной поездкой. Кроме того, свет фар ночью обязательно выдал бы нас противнику в качестве отличной мишени, да и с выключенными фарами бандеровцы всё равно могли легко обнаружить огромный грузовик, используя приборы ночного виденья.

На утро у ротного обнаружилось неприятное осложнение: сочившаяся из раны кровь так и не остановилась, хотя рана была с виду небольшая, и как уже говорилось выше, командир поначалу вообще не давал её обрабать. С трудом удалось уговорить его хотя бы обмыть рану перекисью и наложить на неё стерильную повязку с антибиотиком. Однако за ночь повязка пропиталась кровью и по свежим каплям было видно, что кровотечение продолжается. Здесь очень хорошо могло бы помочь средство "Гемостоп", однако его нет не только у нас, но по-видимому нету его и во всей Донецкой республике вообще.
Что поделаешь, - война, да постоянные стычки с укронацистами во время 'перемирий', да бесконечные артобстрелы от киевских воров с ранениями и гибелью "освобождаемых от террористов" жителей вконец истощили запасы лекарств и перевязочных средств. На днях я обошёл три аптеки в Горловке, едва найдя в одной из них обыкновенные термометры для измерения температуры тела. Простейших средств для измерения давления - тонометра с фонендоскопом, без которых в России немыслим ни один, даже самый захудалый медпункт, в аптеках Горловки не оказалось совсем. Пустота аптек просто поражает, её не могут скрыть сколь многочисленные, столь же и бесполезные коммерческие снадобья, заполняющие аптечные полки и витрины.

Помнится, в Советской армии был железный порядок: солдат срочной службы не должен ничего покупать за свой счёт. Всем необходимым его должно было снабдить государство, вплоть до возможности отправлять письма почтой. Здесь же мы давным-давно смирились с необходимостью самим покупать необходимое: шофера оплачивают инструмент и запчасти, медики - лекарства и оборудование, командиры подразделений так же тратятся с каждой получки на служебные цели. Собираем деньги на топливо для машин и генератора, дающего нам немного электричества в часы затишья, покупаем себе обмундирование, нижнее бельё и постельные принадлежности. Например, для своей роскошной двуспальной кровати я купил пару наволочек и простыней, что в общей сложности потянуло почти на 1000 рублей. Моё денежное содержание составляет 15 000 рублей в месяц, и тут мне очень хорошо помогает сознательная трезвость, избавившая меня от необходимости тратиться на алкоголь и табак. Вместо них у меня есть чистое постельное бельё, постоянно пополненые счета мобильной связи и интернета, прочие необходимые бытовые мелочи позволяющие при всей своей незначительности сохранять человеческий облик в непростых условиях.

А перелом у ротного действительно оказался очень сложным. После осмотра в госпитале Дебальцево нашего командира решили отправить в Донецк, где есть возможность оказать более глубокую помощь. Там ему будут вставлять спицы и совмещать сломанные кости. Что поделаешь, и такие потери случаются на войне....
  • 8

#43 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 18:08

Вот и исполнилось четыре месяца моей службы в армии Донецкой народной республики.

В эти же дни я был назначен внештатным замполитом роты. Очень отрадно, что руководство молодой страны и командование её вооружённых сил понимает необходимость политработы с личным составом, тем более что за нашими плечами осталось два десятилетия безвременья, в течение которых рушились и оплёвывались все устои нашей жизни. Особенно досталось армии, в том числе и её идеологической основе - политорганам. Тем не менее, разнести до основания непреложную истину о важности идеологической работы врагам нашей страны так и не удалось: политорганы сохранились в армии России, созданы они и в армии ДНР.
На самом деле необходимость политорганов объясняется очень просто: все наши действия, весь внешний уклад нашей жизни, все наши созидания и достижения определяются нашим внутренним миром. Внутренним миром, - то есть тем, чем наполнена наша душа, какие способности имеет наш рассудок, чем занято наше сознание, что таится в подсознании. По большому счёту, можно смело сказать, что внешние формы наши жизни являются всего лишь видимым отражением нашего внутреннего содержания.
Именно поэтому для любой армии нужна твёрдая идеологическая основа, без которой армия быстро прекратит своё существование. Именно поэтому в самой сильной армии мира - в Советской армии, политработе отводилось совершенно исключительное положение. Я хорошо помню свою срочную службу в рядах СА, где регулярно шли политзанятия, посягнуть на которые не смел ни один начальник или командир. Стоя дневальными на КПП, мы настежь открывали ворота перед начальником политотдела дивизии, перед младшим офицером политотдела стояли навытяжку старшие офицеры-командиры. Впрочем, такое, граничащее едва ли не с религиозным, почитание политорганов, было уже явным перегибом.

В армии ДНР политорганы пока ещё не имеют столь прочной и широкой основы, которая была у политорганов в армии Советской, но даже то, что имеется на сегодняшний день, это уже немало для столь молодого образования.
На днях нас, внештатных замполитов подразделений, собрал замполит части. Он разъяснил нам суть политработы, поставил задачи, обрисовал основные направления. Надо отметить высокий профессионализм нашего замполита к которому явно присоединяется методологический опыт, накопленный советскими политорганами и позднее унаследованный российской армией. Чувствуется глубокая проработка и хорошее знание предмета работы, наличие определённой методики.

На первый план пришлось, увы, вынести противоалкогольную работу. Эта давняя язва нашего народа воспалилась с чудовищной силой в лихолетье, пришедшее нынче на землю Новроссии. Однако именно в этом вопросе сразу почувствовался некоторый недостаток знаний. Впрочем, учитывая особенность данного направления, этот недостаток был вполне ожидаемым.
Вот тут-то и замаячила возможность использовать имеющиеся у меня знания психологии зависимостей, в том числе и алкогольной. Правда, эти знания были накоплены мной в ходе индивидуальной работы по методу Шичко, здесь же стоят вопросы больше социально-психологического плана. Тем не менее, и в этом отношении у меня есть некоторые соображения. Кроме того, как и в любом другом деле, в армейской противоалкогольной работе предстоит накопить опыт, пройти через ошибки и поражения. И всё-таки нет ничего радостнее, когда твои знания, умения, навыки находят полезное применение!

Другие пласты работы обычны для замполита: это разъяснение цели армейской службы, смысла происходящих вокруг событий. Это знакомство лично с каждым воином, выяснение его настроений, нужд, пожеланий. Это воспитательная работа по укреплению духа, поднимающего на бой, в атаку, дающего силы для презрения смертельной опасности. Как тут обойтись без песен наших патриотов, моих дорогих, близких друзей и соратников Ольги Дубовой и Александра Харчикова? У них есть прекрасные произведения, как нельзя лучше подходящие к исполнению задач стоящих перед замполитом. К тому же теперь, побывав под обстрелами, я лично убедился в действенности этих произведений искусства, ранее так же хорошо помогавших мне сохранять присутствие духа в мирной жизни. Ничуть не слабее, и даже ещё более действеннее они оказались в настоящей боевой обстановке. Низкий вам поклон, Александр и Ольга, низкий вам поклон, другие наши певцы-патриоты!

"От избытка сердца говорят уста" - эта евангельская истина явила себя в полной мере в вашем творчестве. Надо иметь исключительно горяче сердце, исполненное высочайшей любви к своему Отечеству, к своему народу, к русскому духу, к правде и справедливости, - всё это и многое другое впридачу необходимо иметь, чтобы создать произведения, способные поднять на бой, презирая любую опасность, вплоть до самой смерти. Выше мы начинали наш разговор с подтверждения простой истины: внешнее является выражением внутреннего. Теперь мы видим эту истину на примере творчества наших патриотов: не обладай они соответствующей силой духа, не создать бы им тогда ничего подобного!

Возьмём обратный случай. Огромной разницей между собственным духовным расположением и духом произведения объясняется чудовищное отвращение, вызываемое современной бездарью, пытающейся иногда исполнять музыкальные произведения прошлых эпох. Дело здесь даже не только и не столько в отсутствии дарований, сколько в полной духовной противоположности исполнителя и произведения.

С назначением меня в замполиты, пусть и внештатные, забот заметно прибавилось. Надо ттдать должное командованию: при острейшей нехватке людей меня освободили от обычных караулов, нарядов и несения боевого дежурства на передовой. Всё-таки для серьёзной работы потребно время, которого почти не остаётся у простого бойца. На постах мы обычно стоим по 6-8 часов,. Когда алкоголь выкашивает наше войско, приходится стоять без смены сутки и более. Последний раз мы пробовали стоять по 12 часов, отдыхая следующие 12 часов. Оказалось, что при таком раскладе успеваешь только-только выспаться. Постирать вещи, искупаться самому, почистить оружие и сделать прочие необходимые дела удётся в этом случае уже с трудом, при сменах в 6-8 часов это получается ещё труднее. 4-х часовая смена не оставляет свободного аремени совсем, даже выспаться в этом случае не удаётся. Поэтому освобождегие от нарядов вполне оправдано.

Что же ещё я могу сказать по истечении четырёх месяцев службы?
Самое главное: быть принятым на службу - это величайшая честь. К сожалению, у нас давно утрачено понимание службы как знака доверия к тебе, как признака высокой оценки твоих способностей, как доверие тебе, позволяющее полагаться на тебя в самых жестоких испытаниях. Само понятие "служба" свелось у нас почти исключительно к исполнегию обязанностей, как правило тягостных и малоприятных исполнителю. Такое отношение к службе, такое искажённое понимание её сути очень вредно и требует скорейшего исправления.
Другим же, в том числе и тем, кто пока не может решиться на вступление в ряды армии ДНР, я говорю совершеннчо твёрдо: вступайте!
Вступайте, потому что здесь вы нужны. Нужен любой честный, здоровый, нормальный человек патриотических убеждений, готовый идти за Русский мир, за Русский дух, за землю Русскую, за наш Русский народ. Дело найдётся каждому!
Да, служба трудна, она имеет множество своих превратностей и отрицательных сторон, но за все четыре месяца я ни разу не испытал и тени разочарования. Я не собираюсь покидать ДНР, у меня и в мыслях нет желания вернуться к прежней жизни.
Вот, пожалуй, главное, что я могу сказать по истечении четырёх месяцев службы.
  • 6

#44 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 18:41

Вот и миновало четыре месяца моей службы в армии ДНР. Итог: ни тени разочарования!
Конечно, есть у армейской службы недостатки, есть и обычные отрицательные стороны без которых никогда не обходилась и не обходится наша жизнь. Воинская служба никогда не была лёгкой, но это настоящее мужское дело!
Удивительно, но за истекшие четыре месяца мне ничуть не надоела армейская служба, более того, я полон решимости продолжать её дальше. В свои 53 года я переношу тяготы военной службы порой даже легче, чем переносят их молодые воины. У меня здесь заметно укрепилось здоровье: сбросил 10 кг лишнего веса, уменьшилась одышка, возросла выносливость. С кривой ухмылкой вспоминаю теперь московские фитнес-клубы госпожи Слуцкер и посещающих их озабоченных ослов и ослиц, продолжающих свой бесконечный бег за болтающейся перед их носом морковкой внешнего лоска, успеха и состоятельности.

В успешном несении службы я вижу две основные причины: первая - это сознательное отношение к службе. В чём оно заключается, надо рассказывать отдельно, пока же замечу лишь, что разница между добровольной службой и службой по призыву очень велика.
Вторая причина - это свобода от алкоголя и табака. Здесь всё просто, и объяснять особо нечего: отсутствие табака и алкоголя в моей жизни положительно сказывается на всех без исключения её сторонах. Я не устаю мысленно благодарить наших подвижников-патриотов, как ныне здравствующих, так и отошедших в мир иной, давших мне сознательную трезвость, это мощнейшее оружие против наших невидимых и скрытых врагов.

Я чрезвычайно благодарен нашей патриотической творческой среде, давшей такие замечательные таланты как Александр Харчиков, Ольга Дубова, Людмила Заверняева, ушедших из жизни Бориса Гунько и Бориса Нефёдова, других наших певцов, поэтов, прозаиков, журналистов, художников, и просто честных русских патриотов. Ваше творчество, ваша гражданская позиция, ваша любовь к Родине, наконец, ваш личный пример - всё это сыграло и продолжает играть огромную роль, придавая мне твёрдость духа в самые тяжёлые мгновения службы, когда смерть откровенно дышит мне в лицо или стоит у меня за спиной со своей неумолимой, уже занесённой надо мною, косой.

Твёрдой опорой моему духу служат ваши подвиги, ваши дела и примеры, - живые и ушедшие на небеса воины Новороссии! Вами, вашими подвигами и героическими поступками, начинающимися с Игоря Стрелкова и вплоть до Неизвестного солдата этой новой войны за наше Отечество, созидается какая-то таинственная духовная материя, пока ещё плохо осознаваемая нами, но при этом могущественно поддерживающая наш дух, нашу волю и наши силы.
Я всегда очень хорошо помню и вас, мои дорогие соратники по московскому народному восстанию осени 1993 года. Многие из вас уже отошли в мир иной, туда, где нет скорби, печали и воздыхания. Мне же выпала честь продолжить наше дело борьбы за правду и справедливость, за наш с вами Русский дух и Русский мир, ради которых мы вышли 22 года назад на улицы осенней Москвы. Вышли безоружные, вышли с одной лишь верой во что-то великое и светлое, вышли с твёрдым стремлением во что бы то ни стало защитить это светлое и великое, защитить его от поругания, вытаптывания и оплёвывания. Вышли по зову сердца и велению совести, вышли, и шли, не дрогнув, на вооружённые до зубов цепи омоновцев, к телецентру "Останкино", где нас встретили пулемётными очередями. Мы с вами не дрогнули даже под огнём танковых орудий и крупнокалиберных пулемётов, расстреливавших Дом Советов на Краснопресненской набережной ясным днём 4 октября 1993 года. Это была победа нашего духа, победа над гнусностью, трусостью и подлостью предателей-карателей, спрятавшихся за спины обманутых, одураченных русских парней.

Сегодня та же среда, те же подонки, прячась теперь за спины украинских парней, пытаются творить ту же подлость на земле Донбасса, и я горячо благодарю Бога за предоставленную мне возможность продолжить теперь здесь, в Новороссии, дело народного восстания осени 1993 года в Москве. И здесь, мои дорогие соратники и однополчане, вы, ваша память, ваше гражданское мужество, ваши героические поступки тех осенних дней служат мне верной порукой и опорой, дающей силы стоять на передовой, вести перестрелки с противником, всматриваться в ночной мгле в каждую тень, вслушиваться в каждый шорох, презирать смертельную опасность от мин и снарядов, от вооружённых бандитскими ножами диверсионно-разведывательных групп противника.

Я глубоко благодарен народу ДНР, оказавшему мне высокую честь и доверие принятием меня на службу в вооружённые силы Донецкой народной республики. Я остаюсь на службе!

Теперь расскажу немного о себе лично. Как всё-таки удивительно складывается жизнь! Почти всё из встреченного ранее на жизненном пути вдруг оказывпется востребованным десятилетия спустя. Ещё в юности меня очень увлекали тайны человеческой души, работа мозга, высшая нервная деятельность. Меня не покидало чувство находящихся здесь великих тайн. Я даже пытался двигаться в этом направлении, закончив медучилище, поступив в мединститут и работая в одном из крупнейших психиатрических центров СССР. Однако со временем у меня появились другие интересы и всю последующую жизнь я связал с транспортом.
И вот спустя тридцать с лишним лет мои медицинские познания оказались востребованы. Более того, в ДНР вообще и в её армии в частности резко обострилось пьянство со всеми вытекающими отсюда последствиями. В этом нет ничего неожиданного, потому что подобное всегда случается лихолетье. Об этой страшной взаимозависимости лихолетья и пьянства знал даже Гитлер, описывавший её проявления в 20-е годы прошлого века, болтаясь без определённых занятий в столице Австрии Вене.
Теперь эта же язва поражает, разрушает, пожирает армию ДНР. Положение с потреблением спиртного осложнилось до того, что руководство политорганов поставило борьбу с пьянством на первое место. Эта задача выпала в том числе и на мою долю. Для её решения требуется сочетание медицинских, психологических и юридических знаний. Именно это сочетание я и собрал на моём жизненном пути, именно оно и оказалось в конце концов востребованным. Мне не по наслышке известны все стороны алкоголизации, у меня есть некоторый опыт борьбы с этим злом.

Но одних лишь знаний здесь мало. В моей роте процветают, к сожалению, самые наглые и откровенные виды пьянства. Дошло до того, что некоторые бойцы всерьёз считают употребление алкоголя совершенно допустимым. Пил командир роты, пил его врио, теперь пьёт заместитель врио. Пьют на глазах у всех, пьют вместе с подчинёнными, пьют и утром и вечером, пьют не взирая на приказ командира части о полном запрете употребления спиртного. Пьют, стонут и воют от последствий пьянства, и продолжают пить. Их, пьющих, - подавляющее, агрессивное большинство, а я - один. Высшее руководство далеко, я же нахожусь с пьющими бок о бок. Что делать, как быть? Смириться со злом, закрыть на него глаза, отойти в сторонку и исправно писать бумажки-отчёты о проделанной работе?
НЕТ!
Хотя у меня нет ни власти, ни полномочий, я буду боротья с этим злом!

... Вскоре после назначения меня внештатным замполитом роты к нам приехали вышестоящие штатные замполиты. В конце встречи с личным составом один из них кивнул на меня:
- А теперь он прочтёт вам лекцию о вреде алкоголизма.
После чего руководство политорганов встало со своих мест и пошло к выходу. Худшего поворота событий нельзя было придумать. Сразу начались кривые ухмылки, плоские шуточки, гогот, хохмочки и прочая, хорошо известная в таких случаях, дрянь. Пришлось брать быка за рога и разговаривать с соратниками враждебным тоном.
- Никакой лекции вам не будет. Скажу вам кое-что другое. Если вы считаете нынешнее положение с пьянством нормой, то глубоко ошибаетесь.
В ответ раздалось какое-то бурчание.
- Молчать! Слушайте дальше! Внимательно слушайте, это касается каждого из вас. Приказом командования употребление спиртного на военной службе запрещено полностью.
- Дык... а... э... ё...
- Молчать! Слушайте дальше! Алкоголь является ядом, от отравления которым вы мучаетесь на следующий день, но этот яд является ещё и наркотиком.
- Аааааа..... эээээээ......
- Молчать! Раз алкоголь - наркотик, то отвязаться от его употребления бывает непросто. Тот, кто не уверен в своих силах, но хочет избавиться от пьянства, тот получит необходимую помощь. Тот же, кто собирается продолжать бухать не взирая ни на что, - тот будет представлен к увольнению. Не надейтесь, что дело окончится этим разговором. Пьянство будет подавлено! А теперь те, кто хотел мне возразить или что-то сказать, могут подойти ко мне и поговорить отдельно.

Не подошёл никто! Ни один человек! А ведь пока сидели все вместе, сколько было разных реплик, выкриков, поползновений. Теперь же все как-то обескураженно расходились в стороны.

На следующий день, сев за штабной стол и обложившись ворохом бумаг, приглашаю к себе первого бойца. Представляюсь ему замполитом роты, и после ряда формальностей перехожу к борьбе с пьянством. Зачитываю приказ о запрете употребления спиртного, разъясняю его суть.
- Пить тебе или не пить, это твоё дело. Уходишь ты в увольнение (его дают на срок до пяти дней), или в отпуск, - там ты сам решаешь, пить или не пить. Мы не посягаем на твоё право выбора и не вмешиваемся в твою личную жизнь. Но когда ты возвращаешься на службу, то должен быть трезв как стёклышко, без малейших признаков употребления алкоголя. Знаешь, как у шоферов принято? За рулём - сухой закон! Вот и у нас будет теперь так же.
Мужчина средних лет внимательно слушает, думает, и соглашается, затем сам начинает вытупать против пьянства.
- Итак, смысл приказа ясен? Цели приказа понятны? Тогда распишись здесь и ещё вот здесь.

Следующим был молодой парень.
- Скажи, почему шоферам запрещают пить за рулём?
- Ну... опасно ведь... авария может быть, и всё такое...
- А здесь у нас, как ты считаешь, - опасности больше или меньше?
- Конечно, больше!
- Хорошо! Теперь скажи мне, чего тебя лишил этот вот приказ?
- Да ничего он не лишил, просто порядок наводит.
- Ага! Верно! Теперь смысл приказа ясен? Цели понятны?
- Понятны.
- Вопросы есть?
- Нет.
- Распишись!
Парень расписывается и уходит. По нему видно, что разговор даром не прошёл.
Третьим был опять молодой боец. Этот оказался из числа общественно активных, склонный к размышлениям.
- Почему заслуженных бойцов, среди которых есть настоящие герои, приходится держать на яме? (так у нас условно именуется содержание под арестом) - спрашиваю я бойца. Тот в ответ мнётся, не зная что сказать.
- Потому что алкоголь - это яд и наркотик. Он мутит рассудок, изменяет сознание, парализует волю, причём эти разрушительные действия алкоголя сказываются и долгое время спустя, когда опьянение давно закончилось. От этого человек превращается в животное, которое приходится запирать в клетку. Видел нашу клетку? (летом наша "яма" представляет собой самую настоящую клетку в которой держат арестованных).
- Да, видел.
- И ведь в ней сидят заслуженные ребята, делом доказавшие свой героизм в боях. Но водка - она такая! Она легко валит героя, бьющего что немца, что наёмника-негра, что чванливого американца. Всем наши воины хороши и сильны, одна лишь слабинка у нас - спиртное. Когда чечены не могли ничего поделать против наших, они оставляли им водку, после чего брали наших под утро 'тёпленькими'. А сколько случаев было у нас здесь, когда караул из нескольких человек оказался вырезанным ножами полностью. Можно ли трезвых, здоровых, вооружённых автоматами мужиков вот так взять, и словно баранов, перерезать?
- Вряд ли.
- Вот и я так же думаю - вряд ли. Проклятая синька сыграла здесь свою роль.
- А помнишь, не так давно наш ротный застрелил насмерть одного нашего бойца и ранил другого?
- Помню. А ты помнишь, как тоже совсем недавно перевернулась наша боевая машина пехоты, при этом трое погибли, а четверо получили тяжёлые травмы?
- И снова синька...
- Она, всё она... Ну, теперь смысл приказа ясен? Цели понятны?
- Понятны!
- Распишись!

Вот так! От вчерашней придури не осталось и следа. У людей уже совершенно иной настрой, совсем другое отношение к делу. Можно было бы только радоваться, но.... нынешний командир роты тихонько сидит в сторонке, не вмешиваясь в происходящее. Это дурной знак, говорящий, что командир не поддерживает начатую работу, хотя он должен в ней участвовать, - так выглядит это дело со всех точек зрения. К вечеру командир привозит из города пиво, и штаб вновь превращается в гудящий шалман.
Вся проведенная работа, можно сказать, перечёркнута. Как тут быть? Как идти дальше? Вот задача-то, а? Как было бы легко и просто, поддержи верхи начатое, но на деле всё выходит наоборот: приходится идти не только против мнения бойцов, но вступать в противоречие с командиром, пусть и неявное. Такой расклад совершенно недопустим. Как здесь быть?
Надо думать. Искать, пробовать и думать. Вновь и вновь - думать.

Между тем, киевские воры открывают огонь из танковых орудий по соседним с нашей ротой позициям. Их поддерживают самоходные артиллерийские установки, спрятанные за светлодарской электростанцией. Наши отвечают миномётным огнём, и завязывается жестокая орудийная перестрелка. Разрывы снарядов бухают где-то недалеко, и наш особняк вздрагивает от них, словно перепуганное живое существо. Трещат телефоны полевой связи, пока ещё трезвый командир выясняет оперативную обстановку. Главное - не проворонить начало наступления укрофашистов. Не утихает и автоматно-пулемётный огонь: в кронах деревьев свистят и жужжат пули, на землю падают сбитые ветки. Эти ветки я часто нахожу утром лежащими на земле после вечерних перестрелок. Их сбивают с вязов и груш, древесина которых отличается своей прочностью. Тем не менее, устоять против пуль эта прочность конечно же не может, как не может устоять против алкоголя твёрдость воина....
Подсохнув, эти ветки идут у нас на разведение огня, на котором мы готовим еду и кипятим чайники. Да, у нас так: чтобы вскипятить чайник, надо развести огонь. Все линии электропередач в нашем краю давно перебиты, восстанавливать их нет ни возможности, ни смысла.

Снаряд разорвался рядом со столбом линии электропередачи
10478232_m.jpg

Правда, у нас есть свой генератор, но его мощности хватает только на подзаряд телефонов, поэтому такая обыденная вещь как электрочайник у нас не используется.

С каким-то особенным треском одна из пуль вошла в стену нашего дома. Бах, бах, бах, бах - забахали разрывы ВОГов, выпущенных по нам из автоматических гранатомётов. Связь с боевыми позициями обрывается и наши связисты - молодой парень и женщина, бегут её восстанавливать. Надо отметить их решительность в боевом листке, который я должен теперь выпускать.

Понемногу обстрел стихает, и я возвращаюсь к своим занятиям. Надо составить график работы с личным составом, при этом нельзя ограничиваться только борьбой с употреблением алкоголя. Намечаю темы: принятие на службу является признаком доверия и оказанной чести. Положение на фронтах. Почему мы не идём в наступление. Подвиг героизма самопожертвования на воинской службе, откуда берутся силы на него... так, так, дай-ка поставлю сюда пару песен Харчикова "Погибаю, но не сдаюсь" и "Смерти нет, ребята". Перед беседой, на которую я собираюсь отвести час времени, и после беседы мы прослушаем эти песни. В следующих темах занятий надо будет обязательно включить и произведения Ольги Дубовой.

Вот примерно так идёт у меня сечас служба: приходиться биться не только с внешним врагом, но и с невидимым Зелёным Змием, действующим в наших рядах. И если бы только Зелёный Змий! Вместе с ним в нашей части распространилась и наркомания по которой у меня нет ни особых знаний, ни опыта. Эта, ещё более худшая напасть, даст знать о себе позднее.
  • 7

#45 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 19:42

....Здешний народ имеет в общем-то тот же греховный набор что и в других уголках нашей страны, но особенно его портит пьянство и наркомания. Она уродует облик человека, делая его совершенно отвратительным. Мне теперь по службе приходится плотно общаться с такими, надо бы себя сдерживать, а мне это удаётся очень плохо.

В остальном всё по-прежнему. В комнате я живу один, никого другого в мой комнате нет. На каждого отдельной комнаты здесь не хватает, но мне выпала такая роскошь. Почему, не знаю. Сам я не стремился заполучить, и даже не знал о существовании такой роскошной комнаты.
Наш особняк стоит на берегу запруженной речьки Карапулька, поэтому перед домом разлилось что-то вроде проточного озера. Это очень хорошо и удобно: я почти каждый день купаюсь, стираюсь, мою полы - ограничения с водой никаких нет. Рядом с моей комнатой есть туалет, это тоже очень удобно. Плохо лишь, что нету электричества, поэтому приходится носить воду вёдрами в туалет и умываться в озере, на берегу. Там же мы моем и посуду после еды. Наряда по столовой у нас нет, посуду моет каждый сам за собой, с приготовлением еды вообще дело обстоит сейчас плохо: готовит тот, кто сумеет.
Наша рота вообще переживает тяжёлые времена: сменилось несколько командиров, до сих пор нет настоящей власти. Вышестоящее командование далеко, поэтому у нас тут полная неразбериха. За этой ситуацией очень интересно наблюдать, чтобы выяснить, насколько люди способны к самоорганизации. Но вообще положение в этом отношении очень тяжёлое.

Я тут наконец-то вставил зубы с одной, левой стороны. Мне поставили два моста, один сверху, другой снизу. Зубы у меня теперь металлические, я пока ещё не очень к ним привык, но жевать стало гораздо лучше. Заплатил за это 3520 рублей, это раз в 15 дешевле чем в Москве. Мне тут сказали, что на Украине вообще очень дешёвая стоматология, ради чего сюда даже едут из других стран чтобы вставлять здесь зубы. Если получится, буду в сентябре вставлять зубы с правой стороны. Одно время это было трудно из-за необходимости всякий раз добираться до Дебальцево, но сейчас мне делать это гораздо проще.
Как всегда, я трачу много денег сам не зная на что и зачем. Пока сижу на месте, думаю, что мне ничего не надо, а как попадаю в город, так начинается: то надо, это надо, да ещё вот это, да ещё вон то... в итоге возвращаюсь с полными сумками. То у меня сломался светодиодный фонарик, купил вместо него другой, но сломал и его. Взял третий, но неосторожно вытпяхнул его из кармана и разбил. Теперь вот у меня уже четвёртый фонарик... без фонариков здесь нельзя никак, они так же необходимы как и оружие. Например, случается, что в темноте не можешь никак перезарядить пулемёт, и хотя фонарём светить очень опасно, но другого выхода нет. К сожалению, потерял я и тот фонарик-брелок что дарила мне дочка на день рождения. Очень жаль! Я теперь так ценю всё, что мне напоминает о вас, мои родные!
У меня тут сдуло ветром полотенце, которое я повесил сушиться, так я расстроился страшно: ведь это полотенце давала мне любимая жена, когда помогала собираться в дорогу. К счастью, позже я нашёл унесенное ветром полотенце, и очень этим доволен.
Есть у нас тут две кошки тигровой масти, совсем как мой домашний кот. Такие же ласковые, так же к человеку тянутся.
Здесь по-прежнему стоит жестокая засуха, за весь август был только один дождь, да и тот очень слабенький. Днём жарко, но ночи стали холодными. Ночи вообще здесь очень холодные, я никак этого не ожидал. Трава здесь какая-то очень жёсткая и крепкая: хочешь сорвать верхушку, а она выдирается вся с корнем, хочешь оторвать корень, а она такая крепкая, что руками её не разорвать. На солнцепёках же растут те же колючки что и в полупустынях Азии и Крыма.
В водоёме каждый вечер начинает играть рыба. Порой она плещется так, будто человек или крупное животное выходит из воды. Наши ловят рыбу удочкой и ставят сети, но попадается одна мелочёвка: небольшие окуньки и краснопёрки, с ладонь величиной или чуть больше. Ещё здесь полно каких-то водяных змей. Всё время вижу их, но никак не могу понять, что это за змеи. В то же время на земле не видел ни одной змеи. Как-то раз видел лису, она была какая-то хромая и нездоровая. Говорят, здесь вообще много лис и они таскают кур. На наших позициях полно мышей, ночью они мешают своим шуршанием слушать врага. Но я быстро научился отличать мышиный шорох от других звуков. Комары здесь есть, но их не много и они не причиняют такого беспокойства как у нас. Гораздо надоедливее мухи и осы, их здесь полным-полно.

Недавно по нам опять принялась бить артиллерия противника. Стреляли то ли танки, то ли гаубицы. Снаряды рвались неродалёку, так что один раз наш дом даже хорошо вздрогнул. Наши миномётчики открыли ответный огонь, началась перестрелка. В это же время нам надо было ехать в Дебальцево, и тут водитель нашего Урала оказался на высоте! Анатолий спокойно и бесстрашно вывел машину из-под обстрела, без лишних резких манёвров и "скачки" по бездорожью.

Воронка от разорвавшегося снаряда
10478801_m.jpg

Ну а перестрелки из пулемётов и автоматов случаются у нас по-прежнему почти каждые сутки. И мы и противник давно выбрали позиции недосягаемые для прямого огня: нас закрывают холмы и возвышенности, прямая видимость мало где есть, а там где рубежи противника просматриваются, расстояние до них очень большое, туда можно достать разве что из крупнокалиберного пулемёта "Утёс" или ДШК. Тем не менее, шальные пули свистят где-то совсем рядом, а недавно одна из них цокнула в стену нашего дома, как раз туда где спят наши бойцы. Пробить стену она не смогла, но будь эта пуля от Утёса или ДШК, стена могла бы оказаться пробитой. Вот и гадай: опасно или безопасно здесь во время перестрелки?
Гораздо бОльшую опасность несут автоматические гранатомёты. Они стреляют навесным огнём, то есть выпускаемые ими ВОГи могут перелетать через возвышенности и разрываться за ними.
Однако в последнее время противник наглеет, подбирается ближе к нашим позициям и ведёт огонь с близкого расстояния. В общем, бдительность терять нельзя.
  • 6

#46 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 13 Ноябрь 2015 - 20:57

В местности где мы стоим, нет ничего. Почва здесь - сплошной камень, причём он лежит огромными плоскими пластами одинаковой толщины, будто заготовленный человеком. Над ним слой супеси на которой растут лишь колючки. Всё это очень похоже на полупустыни южной Сибири и глубинной части Крыма. В общем, природа здесь совсем не та, что была под Енакиево, где я был раньше. Там был мощный слой жирного чернозёма, тут же совсем всё иначе.

10489984_m.jpg

В окрестных сёлах все жители давно разбежались, линии электропередачи все перебиты, даже высковольтные опоры местами согнулись пополам. Сады стоят почти совсем пустые, наверное из-за прошедших весной заморозков, убивших на деревьях весь цвет. Лишь на одой-единственной яблоне есть немного ужасно кислых яблок, которые почему-то до сих пор не поспевают. Но мы и их грызём из-за отсутствия свежей зелени.
В степи из-за засухи бушуют пожары. Недавно неподалёку от нас разорвалась бандеровская мина, так вокруг неё сразу вспыхнул пожар. Горит всё, даже живые зелёные акации по оврагам, и те горят.
Когда-то владелец шикарного особняка держал здесь обширное приусадебное хозяйство. Чего только здесь не было! И сельхозтехника, и хранилища, и всевозможные машины для переработки сельхозпродукции. Однако война раззорила полностью всё это хозяйство от которого теперь есть лишь жалкие останки, сплошь издырявленные пулями и осколками

10490245_m.jpg
  • 7

#47 Картограф

Картограф

    Старожил форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 1 929 сообщений

Отправлено 16 Ноябрь 2015 - 21:33

Скрытый текст

Жаль, что нет возможности поставить + второй балл за добавку ярких фото!


  • 0

#48 Сибирия1

Сибирия1

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 550 сообщений
  • ГородНовосибирск

Отправлено 16 Ноябрь 2015 - 21:43

Жаль, что нет возможности поставить + второй балл за добавку ярких фото!

 

Иногда реально хочется поставить три плюса подряд... но нельзя... технически.  :)  :)  :)


  • 2

Люди  забыли  эту истину,  - сказал Лис,  - но ты не забывай:  ты
навсегда в ответе за всех, кого приручил. (с) А. Экзюпери "Маленький принц"


#49 Аксиния

Аксиния

    Старожил форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 4 438 сообщений

Отправлено 23 Ноябрь 2015 - 23:38

Ворон, разрешите я поставлю рассказ от ополченца?:)
http://chervonec-001...om/1014820.html
  • 2
Как красота спасёт мир, если она только и делает, что требует жертв?

#50 Ворон

Ворон

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 357 сообщений

Отправлено 24 Ноябрь 2015 - 00:51

Ворон, разрешите я поставлю рассказ от ополченца?:)
http://chervonec-001...om/1014820.html

Да, добавьте. Хорошие рассказы.
  • 1




Яндекс.Метрика